-5.3 C
Бийск
Вторник, 7 февраля, 2023

Как строительный бизнес зависит от лесовосстановления? 250 лет трудового стажа династии Труновых

Похожие новости

Деревоперерабатывающее предприятие ООО «Бийский лесхоз» является одним из крупнейших участников лесной отрасли Алтайского края. С момента создания и по сегодняшний день здесь, в рамках одного комплекса, наряду с деревопереработкой большое внимание  уделяется сохранению лесных богатств, объединению производственного, природоохранного и лесовосстановительного потенциала. О том, чем сегодня живет предприятие, как удалось выжить в сложные  времена и остаться не просто востребованным на рынке, а суперсовременным, использующим ультрановое оборудование, в интервью с директором предприятия Борисом Труновым.

Вообще, история бийского лесхоза связана с активным развитием и сохранением традиций алтайских лесоводов. Так, основателем и первым директором Бийского лесхоза стал один из наиболее уважаемых и опытных лесоводов региона Михаил Иванович Трунов. В 2010 году его сменил на этом посту брат — Борис Иванович.  С 2012 года  ООО «Бийский лесхоз» работает под коммерческим обозначением «Wood Side», что в переводе с английского означает «лесной край». Лесхоз постоянно развивает свои технологии деревопереработки, завоевывая новые рынки России, Азии и Европы высоким качеством выпускаемой продукции.

— Борис Иванович, на чём сейчас специализируется ваш лесхоз?

Сегодня наша компания осуществляет деятельность на территории более 55 тысяч гектаров, ежегодно заготавливая свыше 140 000 кубометров сырья от рубок ухода. Основными направлениями работы предприятия являются охрана и защита лесов, лесовосстановление, заготовка и глубокая переработка древесины. В целом на предприятии — полное производство со своей заготовкой. Лесной фонд находится у нас в аренде, заготовительные бригады и автопарк свои, переработка полностью своя, сами занимаемся и охраной леса от пожаров. Мы оставили всю советскую систему пожаротушения. По новым правилам у нас должна была остаться одна вышка, одна ПХС (пожарно-химическая станция) и одна машина, но мы не стали менять эти нормы. Сейчас у нас — четыре пожарных вышки, четыре автомобиля,  пожарные экипажи. Мы работаем автономно.

— Поясните, пожалуйста, как сочетаются заготовка леса, снабжение древесиной строительного рынка, мебельное производство с охраной лесов и пожаротушением? 

— Всё это существует с момента образования лесхоза. Я проработал в лесном хозяйстве 45 лет, и для меня всё это неразрывно связано. Заготовка, переработка, а также охрана леса и лесовосстановление – для нас, всех тех, кто здесь работает, едино.

— Но ведь то, что вы «позаимствовали» из советской истории – всё это обременительно для бизнеса?

Да, затраты увеличены, но у нас такой принцип: если мы пользуемся лесом, который находится у нас в аренде, то мы должны и охранять его, и вкладывать в него, в его охрану.Это просто затратная часть нашего производства.Мы сами высаживаем, собираем семена, и они у нас находятся на хранении; в любое время можем провести лесовосстановительные работы, возобновить питомник. У нас всё своё.

— Поясните нашим читателям, почему бийский лесхоз носит имя Трунова?

— Долгие годы  предприятием  руководил Михаил Иванович Трунов, мой старший брат. Когда его 10 лет назад не стало, на собрании коллектива было принято решение присвоить лесхозу его фамилию.

— Борис Иванович, как получилось, что вы пошли по стопам брата?

— В семье у нас было три брата и сестра. Средний брат также был директором лесхоза – Мамонтовского. Так вышло, что все три брата – лесники, и все мы заканчивали Бийский лесной техникум. 

— Для многих бийский лесхоз и лесной техникум не отделимы…

— Это разделение произошло не так давно. Техникум был передан сфере образования, но мы по-прежнему тесно сотрудничаем, сохраняется преемственность. Ребята – студенты проходят у нас практику, так мы растим себе смену. Наши двери открыты для всех. Предоставляем работу,  возможность профессионального роста.

— Борис Иванович, вы упомянули про имеющуюся на предприятии пожарную технику.  Приходилось ли вам её использовать для нужд города?

— Рядом с нами находятся городские леса, и мы не делим их на «свои» и «городские», если что-то загорелось – мы выезжаем и тушим, потому что иначе пожар будет распространяться и обернется крупным бедствием, и тушить его будет сложнее.

— Поделитесь, что значит быть 45 лет в «лесной» профессии.  Приходилось ли вам со временем учиться, как-то приспосабливаться к новым условиям?

— Навыки, опыт нарабатываются с годами, со временем их всё больше и больше. Важно подобрать коллектив, который будет работать как единое целое. Благодаря этому намного легче решать любые проблемы.

— Не сложно ли было вам, человеку с опытом работы в еще советском лесном хозяйстве,  осваивать новое оборудование?

— Это не сложно, наоборот, весьма интересно. Мы и сейчас продолжаем замену оборудования: новый станок недавно пришел, скоро получим еще один – из Турции.  Так что обновляемся, не живем в прошлом веке (смеётся). Вся выпускаемая нами продукция, не только пиломатериалы всех сортов, но  и погонажные изделия (а это очень большая линейка), мебельный щит плюс топливные брикеты –  качественная, а это требует соответствующего оборудования.  Несмотря на модернизацию, введение нового оборудования, мы не сокращаем рабочие места, потому что добавляются новые цеха. Мебельный щит, к примеру, мы производим из отходов,  для этого потребовалось построить цех по переработке низкосортной древесины. Сокращения у нас не было никогда, и сейчас нам требуются люди. Мы  предоставляем нашим сотрудникам полный соцпакет, путевки в санатории. Всего у нас трудится 250 человек, в том числе порядка 90 человек, работающие в две смены, — на производстве.

— Как серьёзно за последние годы расширилось производство?

— Площади остались те же, их расширять некуда не нужно, но происходит постоянная модернизация производства, за счет чего повышается его эффективность, качество продукции. Так, кубометр древесины у нас перерабатывается на 98%. Котельная работает на сырых опилках. Повторюсь, у нас практически всё своё, от города мы берем только холодную воду. Сотрудников мы кормим в столовой – с дотацией в 50%.

— Наверное, у вас и текучки нет, люди понимают, что лучшей работы не найти?

— Текучка есть, от этого никуда не денешься. И трудно сказать, что ищет молодежь, ведь зарплата достойная, в прошлом году средняя заработная плата у нас составила около 40 тысяч рублей,  сейчас выросла до 46 тысяч. Некоторые уходят, а потом возвращаются.

— Новое оборудование, станки приобретать приходится каждый год?

— Да, практически ежегодно. Например, на заготовку древесины требуются трактора. Там сложные условия, а техника приспособлена для работы в поле, а не в лесу. Часто приходится обновлять ее. Так же и с автомобилями. Около половины  —  с манипуляторами, погрузчики на них стоят.

— Как вы узнаёте о новой технике, которая нужна именно в вашей работе? Этим занимаются какие-то специалисты?

— В процессе работы как-то сами приходим к выводу о том, в чём мы нуждаемся. Так, изначально производство мебельного щита было идеей Михаила Ивановича. А уже дальше мы сами развивали её.

— Перейдем к современной ситуации. В условиях спецоперации  как на ваш бизнес повлияли санкции?

— Конечно, мы тоже вынуждены были повышать цены, потому что дорожает производство. Так, если бензопила стоила 30 тысяч рублей, то теперь ее цена резко выросла до 80 тысяч. Также изменились цены и на прочее оборудование и расходные материалы. Всё это не может не влиять на стоимость продукции. Но у  нас остается самой низкой стоимость пиломатериалов, дров.

— Значит ли это, что бийская продукция продолжает пользоваться спросом?

— Да, пока не наблюдаем никакого спада. Были небольшие проблемы из-за банка, но всё быстро наладилось. Это связано с нашей работой с зарубежными партнерами (Узбекистан, Таджикистан, Китай). Кстати, данное сотрудничество сохраняется в полном объеме, несмотря на трудности. Но оставаться на месте и ждать окончания санкций мы не можем. Мы ведь уже много чего прошли – и 90-е годы, и нулевые… переживем и это!

— Борис Иванович, откройте секрет, с приходом нового оборудования будет запущено какое-то новое производство?

— От  нового станка, который недавно к нам поступил, мы ожидаем большей производительности, более высокого качества при производстве горбыля. Дальше будем планировать что-то новое, более современное по лесопилению.

Беседовала Татьяна ХОЦЯНОВСКАЯ

Фото автора

spot_img
- Реклама -
- Реклама -spot_img

Новости по категориям

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

4  +  6  =  

Последние новости