4.6 C
Бийск
Воскресенье, 26 сентября, 2021

История с продолжением: как бийские туристы попали под лавину и что было потом…

Похожие новости

— Прошло более сорока лет с того памятного маршрута, когда на глазах нашей группы из турклуба Дома работников просвещения «КОСМОС» (клуб отважных, смелых, мужественных, опытных следопытов) случилась беда с нашими товарищами из туристского клуба «Заря», но помню всё отчетливо, словно было это вчера, — рассказывает мастер спорта СССР по туризму Виктор Бурдин. —  Идём на лыжах маршрутом пятой категории сложности: « Элекмонар – Каракольские озёра — перевал Багаташ —  урочище Айрык (приют Айрык) – перевал Альбаган —  перевал Безымянный – перевал Уйменский – перевал Карасаскан – перевал Штатив – урочище Иогач – село Иогач —  село Артыбаш – Золотое (Телецкое) озеро. И вот половина пути позади, ничего не предвещает беды. И это несмотря на то, что погода нас не так уж и баловала: постоянно буран, ледяной ветер в лицо,  наши штормовые костюмы то и дело покрывались куржаком. К тому же, постоянно приходилось тропить лыжню, пробивая свежий снег или уже слежавшийся с начала зимы. Нагрузка на каждого туриста была очень велика. Ведь они несли туристское снаряжение, так необходимое в походе, — основную и вспомогательную веревки, репшнуры, карабины, скальные и ледовые крючья, ледорубы,   запасные лыжи для  непредвиденных обстоятельств, саперную лопатку, ножи,  топоры, вёдра. У каждого термосы с чаем или кофе. У меня и еще у одного члена нашей экспедиции, Ивана Архиповича Суртаева,  участника Великой Отечественной войны, еще и военные фляжки со спиртом. На случай непредвиденных ситуаций (пить в походе строго запрещено).

Перед отправкой на маршрут 5-й категории сложности туристов во главе с Виктором Бурдиным (четвертый слева в первом ряду) напутствует секретарь горкома комсомола Владимир Харитонов (третий слева в первом ряду). Вечный огонь, г. Бийск.

 На дворе – начало марта 1973 года.  Подходим к подножью перевала Безымянный, останавливаю группу.  С правой стороны неподалеку от нас нанесло снегом большой вал в форме коровьего вымени, направленный в нашу сторону по впадине на перевал. Значит, снова надо тропить лыжню. Снег очень глубокий – до полутора метров. Даю команду: «Будем  тропить лыжню по очереди, чтобы подняться на перевал, поэтому разговоры нужно прекратить, палками и шестами не стучать!». И только мы поднялись на Безымянный (а это стоило нам немалых усилий),  как вдруг услышали характерный шум, а потом увидели, что там, где было «коровье вымя», сползла вниз лавина – прямо на то место, где мы еще совсем недавно находились. Образовался большой вал снега.

Что ж, пронесло… Впереди – перевал Уйменский. Его мы  взяли без особых трудностей. И вот нас догоняет  хорошо экипированная группа туристов, как оказалось, тоже из Бийска – представители турклуба «Заря». Мы посовещались и решили, раз моей группой больше половины лыжного перехода по Горному Алтаю пройдено, идти вперед и тропить лыжню предстоит «заревцам». Обе группы одновременно благополучно спустились с перевала в долину. Моя группа остановилась на ночлег у подножья Уйменского перевала, а ребята  немного прошла по долине к подножью  перевала Карасаскан и там разбила свой бивак. Ночью прошел небольшой снег, но было относительно спокойно. Умаявшись за день, спали как убитые. Пламя костров умиротворяло перед трудностями завтрашнего дня.

Утро выдалось на славу: чистое небо, солнечно.  Покров снега уплотненный, более устойчивый, нежели вчера. Моя группа решила в этот день не рисковать и перевал не форсировать. А группа, которую возглавлял Владимир Худяшов из «Зари»,  разбилась на две подгруппы по четыре человека. Одна начала свой траверс под углом поперек перевала наискосок, а другая решила подниматься ближе к лесной зоне и оголенным выступам скал. С моего согласия со второй подгруппой отправился Иван Архипович Суртаев – опытнейший инструктор по туризму. Поначалу ничто не предвещало беды… Мы с моими преданными товарищами Валентином Котовщиковым и Виктором Шебалиным  шли позади на расстоянии 10-15 метров. Свою группу, словно предчувствуя неладное, я остановил в относительно безопасном месте. Посмотрел на часы: 15.40. Солнечные лучи грели склон и всю зону леса и камней. И вдруг я сказал, сам не знаю, почему: «Сейчас что-то случится. Беды не миновать». К сожалению, я оказался прав. В эту самую минуту неожиданно поперек склона двинулась лавина шириной метров 500-600, в  её зоне оказались пятеро туристов из клуба «Заря» и наш Иван Архипович. Всё произошло так мгновенно, в течение одной-двух минут, что предотвратить беду было просто невозможно. Лавина прошла в метрах  80-100 от того места, где находились мы.  И нам, естественно, всё было видно отчетливо как на ладони. Снежная пыль поднялась в воздух на десятки метров, порывом ветра немного отнесло и к нам. Затем мы услышали как бы  прощальный вздох лавины и всё затихло. У меня до сих пор перед глазами стоит эта картина – мощный снежный поток и ребята, попавшие в  эпицентр, летят внутри него, переворачиваясь в воздухе. Это жуткое зрелище, поверьте…

Не теряя ни секунды драгоценного времени, сбросив с себя тяжелые рюкзаки, с саперной лопаткой, финским ножом, топором в руках я, Валентин Котовщиков и Виктор Шебалин  на лыжах скатились со склона как раз на то место, где накрыло лавиной двух ребят из «Зари» —  Владимира Худяшова и Александра Пляскина.  У руководителя группы виднелись из-под снега  четыре пальца, половина головы с остекленевшими от ужаса глазами, уши, рот и нос забиты снегом. Я крикнул Котовщикову, чтобы он занялся Худяшовым, а сам бросился туда, где предположительно находился Пляскин (его видно не было вообще). Метрах в четырех-пяти под снежным покрывалом сошедшей лавины я услышал едва различимый стон – глухой и затухающий. И вот я уже во всю орудую финским ножом, понимая, что промедление смерти подобно.  Нож замирает в руках – я натыкаюсь на что-то твердое. Оказалось, голова (хорошо, что не поранил). Что есть силы начинаю в этом месте разгребать руками уплотненный снег, и вот цель достигнута – показались взлохмаченные волосы. В это время Валентин, Виктор и подоспевшие остальные ребята освободили Владимира, вытащили его из снежного плена, усадили на рюкзак. Затем кинулись мне на помощь – откапывать Александра. Действовали молниеносно, но осторожно, чтобы не навредить его организму, который итак пережил огромнейший стресс. С большим трудом освободили от снега уши, рот и нос, я несколько раз слегка ударил ладонью по лицу, и он вздохнул, зардели щеки! Жив! Слава богу! Но туловище по-прежнему оставалось «законсервированным». Тем более что как лавина накрыла его в полной экипировке, с рюкзаком за плечами и лыжами на ногах, так он вместе с ними и «замер» в той позе, в которой приземлился в снежную «вату».  «Саша, ты жив? – спрашиваю. «Жив», — отвечает едва различимо.  Продолжаем нашу спасательную операцию —  вот освободили до половины туловище, избавили от  бремени рюкзака, а ноги с лыжами по-прежнему где-то глубоко внизу. На следующие мои вопросы Саша отвечал всё также еле слышно и неразборчиво. «Где у тебя левая нога?» — спрашиваю. Уже освободившимися руками показывает в противоположную сторону и отвечает: «Вон там нога, в пятнадцати метрах от меня». «А где правая нога?». Второй рукой показывает в другую сторону и говорит: «Вон там, примерно в двадцати метрах от меня». Понимаю: у человека шок и ноги просто  одервенели от холода в снежном панцире, он их не чувствует. Есть слабая надежда на то, что они целы. Когда же мы с товарищами откопали его целиком, то оказалось, что он отчасти прав – направление ног им было показано правильное,  только расстояние в разы увеличено.

Почти целый  час понадобилось, чтобы освободить Александра от снежного плена, а Владимира – 15 минут.  Пока мы спасали жизнь этим туристам,  несколько ребят организовали общий бивак, развели костер, приготовили чай, кофе, начали готовить ужин. Мы же, пока наши пострадавшие не пришли в естественное психологическое состояние,  влили им в кружки чистого спирта, а потом дали горячий кофе и чай. Шоковое состояние было, конечно, у всех, многих еще долго подтряхивало от увиденного.  Все вместе поужинали, обсудили дальнейшие действия. Решили, что наша группа свой маршрут продолжит по запасному варианту через урочище Иогач и далее – в село Иогач, на  Артыбаш  и Золотое озеро, а ребята из «Зари» вернутся домой из-за состояния их руководителя и второго туриста.  На следующий день мы распрощались и отправились дальше своим маршрутом.

Два следующих дня выдались очень тяжелыми. На лыжи при троплении свежей лыжни постоянно налипал снег, было тяжело и морально, но мы не сдавались и шли к намеченной цели. Кратковременный отдых и снова – в путь. В зону урочища Иогач вошли спокойно, без каких-либо сюрпризов. В селе Иогач как раз проходил  фестиваль, посвященный Международному женскому дню и проводам зимы. Мы встретились и тепло пообщались с делегацией Горно-алтайской автономной области, руководителями местной администрации, а также с генерал-майором Холодом, который в это время там как раз находился,  и директором стадиона ДСО «Спартак» из Горно-Алтайска — участником Великой Отечественной войны. У них, кстати, с нашим Иваном Архиповичем Суртаевым нашлось много общих фронтовых тем. В Артыбаше и на Телецком озере нас встретил гостеприимно  и радушно Андрей Гаврилович Гладков, директор турбазы «Золотое (Телецкое) озеро».

Руководитель группы Бурдин берет интервью в Иогаче у генерал-майора Холода.

Спустя несколько дней с чувством выполненного долга на автобусе отбыли в Бийск. По пути остановились в селе Турочак. Там, а также в Иогаче и Артыбаше, ко всему прочему, успели собрать материалы о гражданской войне, ее участниках. Некоторые из них в то время еще были живы, хотя уже находились в солидном возрасте. Но о событиях первых лет становления Советской власти помнили отчетливо, что не могло нас не радовать. Цель и задачи нашей группы были выполнены. Спортивный маршрут завершился успешно.

Группа В. Бурдина собирает важную информацию о героях Гражданской войны по пути следования.

По прибытии в родной город  в Доме работников просвещения нам устроили пышную встречу, присутствовал и говорил в наш адрес теплые слова руководитель горкома комсомола  Владимира Харитонова. Я в свою очередь отрапортовал товарищам о пройденном сложном зимнем маршруте. Через две недели отправился на турбазу «Алтай», где встретился с инструкторами (как раз в это время там завершались курсы по подготовке инструкторов туризма). Пообщались с Михаилом Владимировичем Бородиным, директором турбазы «Алтай», одним из первых организаторов туризма на Алтае. С Тигрием Георгиевичем Дулькейтом, директором городского бюро путешествий и экскурсий, с Карпеем Карповичем Лашутиным, директором детской турбазы «Рассвет», располагавшейся в Бийске по улице Садовой, 3. Было много вопросов и неспроста: ведь все они так или иначе имели отношение и к Телецкому озеру, и к спортивному туризму, отлично знали всю нашу «кухню» и всегда живо интересовались, как проходили наши маршруты. Так было и в этот раз.

Виктор Бурдин спустя две недели после того памятного маршрута. 1973 г.

Еще через две недели я узнал, что Александр Пляскин и Владимир Худяшов подлечились, пошли на поправку и их здоровью ничто не угрожает. Признаюсь, вздохнул с облегчением, словно тяжкий груз с плеч упал.

PS. Данная история получила неожиданное продолжение спустя почти полвека после произошедшего. В. М. Бурдин, поведав эту историю нашему журналисту, признался, что с того памятного похода он больше ни разу не встречал  Александра Пляскина и попросил помочь найти кого-то из его родственников (будучи уверенный в том, что самого его уже нет в живых). После публикации на сайте нашей газеты  Виктору Бурдину позвонил наш многолетний читатель Анатолий Котовщиков и сообщил, что очень хорошо знает Александра Пляскина, они вместе трудились в АНИИХТе. Более того, как оказалось, тот жив-здоров и проживает в заречной части города. Самое интересное, что и Виктор Бурдин также много лет живет в Заречье… А вот созвонились бывшие товарищи по несчастью  и около часа проговорили по телефону, вспоминая  трагические события полувековой давности, благодаря Анатолию Котовщикову и газете «Наш Бийск». Сейчас А.  Пляскину — 77 лет, он — пенсионер, четверть века отработал ведущим инженером в оборонной промышленности, затем трудился в ЦГБ и Сбербанке — специалистом по электронике. Из клуба туристов «Заря»  ушел спустя  какое-то время после того памятного ЧП и больше не экстремалил. Такая вот история…

Записал Виталий ПОПОВ.

Фото из домашнего архива Виктора Бурдина.

spot_img
- Реклама -
- Реклама -spot_img

Новости по категориям

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

32  +    =  34

Последние новости