13 C
Бийск
Вторник, 11 мая, 2021

В зоне отчуждения. Бийчане-чернобыльцы: Иван Кучеров

Похожие новости

О свой командировке на Чернобыльскую АЭС рассказывает Иван Николаевич Кучеров, гвардии полковник в отставке.

Бросившиеся на огонь

Первым, кто принял на себя удар, был дежурный караул, военизированная пожарная часть-2, отряд, возглавляемый лейтенантом Правиком. Через 20 минут прибыла СВПЧ №6 из Припяти в составе 10 человек. Ее возглавлял лейтенант Кибенок. А на смену им прибыл майор Телятников, который на тот момент находился в отпуске. Всем им посмертно было присвоено звание Героев Советского Союза, как и экипажу вертолета МИ-8, упавшего в трех метрах от машинного зала ЧАЭС во время операции по заливке реактора дезактивирующим раствором.

Все эти герои, выезжая на тушение пожара и выполняя свою задачу, тогда даже не знали, что соприкасаются с мгновенной смертью.

Хочется вспомнить и еще одного героя… Начальник смены, работавший в момент аварии на 4-м блоке – Валерий Ходемчук. После взрыва, видя, что начали рушиться стены, он вывел свою смену в безопасное место, а сам не мог уйти, потому что дверь закрывалась только с внутренней стороны. И открыть ее снаружи было нельзя, поэтому никто не мог ему помочь. Таким образом, захоронив себя заживо в этом помещении, он не дал распространиться радиации. Потом возле этой замурованной двери был установлен памятник: фигура человека, бросающегося на огонь. И наша смена каждый свой рабочий день начинала с минуты молчания возле этого памятника.

Приглашение в Чернобыль

Весть о том, что я должен ехать в Чернобыль, я получил во время службы в системе гражданской обороны в Туркестанском военном округе, где был заместителем начальника курсов системы гражданской обороны города Чанчжоу. Я был пехотным командиром, после того как провел полтора года в госпитале, уже не мог служить в мотострелковых войсках, и мне рекомендовали сменить род войск. Так попал в систему гражданской обороны. Был начальником оперативного отдела штаба гражданской обороны города Красноводска и Красноводской области. Затем переведен в Чанчжоу. Там и получил «приглашение» в Чернобыль. Это было в конце 1989 года. Мне многие говорили: «У тебя трое детей, ведь ты мог бы и отказаться?» Но я был не так воспитан. Отец прошел всю войну от Сталинграда до Берлина. Он воевал. А я буду прятаться? Да еще и в мирное время?  Во время командировки на ЧАЭС я имел удостоверение-допуск, которое позволяло проникнуть в любое помещение 4-го блока. Нас там было человек пятнадцать, у каждого – своя задача. Работали без выходных. Каждую неделю нас возили в Припять, в плавательный бассейн – для разгрузки нервной системы. Там мы плавали, играли в водное поло.  Солдаты, которые служили в Чернобыле, все находились за пределами 30-километровой зоны. В наши обязанности входило, помимо всего прочего, очень строго следить за тем, чтобы солдаты, работающие в зоне отчуждения по окончании работ переодевались в транспортировочную одежду. А случалось (возможно, из-за нерадивости  командиров), что солдат как был в повседневной форме, в таком виде и попадал в 30-километровую зону. Но не все, к сожалению, понимали всю ответственность происходящего.

В зоне отчуждения

Известно, что в первые дни после аварии, когда людей эвакуировали, в этой зоне практически ничего не охранялось. И что увидели там мы, приехав туда через два года? Мы увидели, что всё разграблено! Жаждущие наживы люди приезжали ночью на грузовых машинах, вскрывали помещения и вывозили всё что могли. И их не заботило, что этого делать нельзя, что это – смерть…

И впоследствии многим из нас пришлось столкнуться с несправедливостью. Мне, в частности, пришлось проработать три месяца в Чернобыле, из них —  два месяца непосредственно на атомной станции. У нас были дозиметры, показания которых мы не могли посмотреть; дежурный, которому сдавали дозиметры, смотрел эти показания, но нам не говорил. И когда эта командировка окончилась, мне в военном билете записали, что я получил дозу радиации в 4,999 бэр. Мне до сих пор неясно, почему тех, кто в течение двух месяцев работали непосредственно на 4 блоке (лично я сделал 64 ходки на четвертый блок), уравняли с теми, кто ни разу не переступал границу зоны отчуждения.

Вторая проблема, с которой столкнулся по возвращении – нежелание чиновников работать с чернобыльцами. Мне делали запись в справке «общее заболевание». Только через 27 лет мне удалось добиться того, чтобы  получить 2 (бессрочную) группу инвалидности с формулировкой «увечье, полученное вследствие чернобыльской катастрофы». 

- Реклама -spot_img
- Реклама -

Новости по категориям

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

11  +    =  19

Последние новости